Наталья Зубаревич рассказала о влиянии кризиса на регионы России

06.10.2016

5 октября с представителями высшего резерва управленческих кадров, проходящих на этой неделе программу подготовки на базе РАНХиГС, встретилась Наталья Зубаревич – главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) Президентской академии. Эксперт представила свой взгляд на долгосрочные тренды развития регионов России, обусловленные текущим кризисом.

Первый момент, на который Наталья Зубаревич обратила внимание аудитории, это сильное экономическое неравенство субъектов Федерации. В стране есть 4–5 регионов, богатство которых обусловлено нефтегазовой обеспеченностью (Сахалинская область, Ханты-Мансийская автономная область) или столичным статусом в сочетании с агломерационным эффектом (Москва и Санкт-Петербург). Далее следуют относительно благополучные регионы, количество которых не превышает двенадцати. В нижней части списка традиционно находятся республики с неразвитой экономикой и регионы, испытывающие сильную экономическую депрессию в связи с низкой востребованностью их производственного профиля, например Ивановская и Костромская области. Между первой и второй группой расположена обширная медианная зона.

«Эти регионы (из медианной зоны) представляют очень интересную задачу для управленцев, – рассказывает Наталья Зубаревич. – Их будущее зависит от правильного поиска собственных конкурентных преимуществ». На карте России уже есть примеры, где сделать это удалось, например, вырваться из общего потока и пойти вверх смогли Калужская и Белгородская области. Есть и другой пример – из вершины списка в середину сместилась Вологодская область.

Наталья Зубаревич уверена в том, что универсальных решений для выбора управленческих практик не существует. «У регионов должно быть больше свободы, – уверена эксперт. – Там, где лучше управленческая система, лучшая команда, больше шансов продвинуться вперед».

Наталья Зубаревич обозначила главную отличительную особенность текущего кризиса: это ощутимый спад доходов. «У этого кризиса нет таких явных признаков, как спад промышленного производства или рост безработицы, – у него несколько иной формат. Этот процесс начался в 2013 г. как кризис завершившейся модели роста 2000-х гг.». Как только цены на нефть перестали расти, экономика стала тормозить. Промышленный спад при этом составил не более 3%.

«Проекция текущего кризиса на субъекты Федерации очень интересна, – рассказывает эксперт. – Первыми отреагировали регионы автопрома». Произошло это очень быстро: сжался потребительский спрос, параллельно произошло насыщение рынка, подросли цены на импортные запчасти – и отрасль резко ушла в минус. При этом не все сферы машиностроения были подвержены кризисным явлениям – например, сельскохозяйственная техника сохранила свои позиции. В этом заключается еще одна отличительная черта кризиса – он не воздействует одновременно на все сферы экономики, а наносит точечные удары.

Кто же оказался в плюсе в данной ситуации? В первую очередь, это регионы АПК, но их процветание не может длиться вечно – у пищевой промышленности есть свои потолки роста. Кроме того, прогрессируют новые нефтегазовые регионы – Красноярский край, Якутия, Сахалин, это обусловлено тем, что в них работают вложенные в 2010–2011 гг. инвестиции.

Еще одна интересная особенность – впервые за постсоветский период демонстрируют рост регионы ВПК. Военно-промышленный комплекс продолжает финансироваться из бюджета, но его поддержка может в любой момент сократиться. «Финансирование должно сокращаться постепенно, а не резко, тогда у регионов ВПК будет время приспособиться к новым реалиям», – уверена эксперт.

Базовыми проблемами текущего кризиса Наталья Зубаревич считает бюджеты регионов, недостаток инвестиций и падение доходов населения. Как отметила эксперт, снижение доходов населения напрямую связано с проблемой изменения образа жизни. «Инвестиции в отдых, инвестиции в образование – все это стратегии развития, которые были характерны для начала 2000-х гг. Сейчас они уступают место стратегиям выживания, и существует опасность возвращения в 90-е».

При отсутствии инвестиций и снижении объемов федеральной поддержки вопрос выживания регионов становится особенно острым. Наталья Зубаревич считает это новым вызовом для управленческой системы. Важно, чтобы согласованность между центром и регионами в процессе сжатия экономики повысилась. В стране есть регионы, которые абсолютно зависимы от федеральных денег, и те, которые готовы к самостоятельной жизни – у последних душевые доходы бюджета выше средних по стране. «Качество работы с бюджетными ресурсами очень зависит от местного управления. Регионам придется самостоятельно справляться с ситуацией в жестких тисках федеральных требований», – подвела итог эксперт.