В РАНХиГС завершился 1 модуль обучения команд, управляющих проектами развития моногородов

13.03.2017

С 15 по 19 февраля в Высшей школе государственного управления (ВШГУ) РАНХиГС проходил 1 модуль обучения команд, управляющих проектами развития моногородов. Одновременно обучилось 3 потока слушателей из 33 муниципальных образований различных регионов России.

27 февраля стартовало обучение для представителей еще 33 моногородов. Цель образовательного модуля состояла в определении стратегических направлений развития моногорода по социальному, бизнес, инфраструктурному и другим аспектам. Обучение проходило в форме лекций, мастер-классов, тренингов, разбора реальных экономических, социальных, бизнес-ситуаций, а также в форме групповой работы над проектами под руководством модераторов.

Для 4 потока лекции прочитала главный научный сотрудник Института социального прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич.

Наталья Зубаревич в интервью Центру общественных связей РАНХиГС рассказала о современном состоянии моногородов и о своем отношении к программе обучения команд, управляющих проектами развития моногородов.

– Наталья Васильевна, расскажите, пожалуйста, как современная российская экономическая ситуация повлияла на состояние российских моногородов?

– Поскольку нынешний промышленный кризис не был сильным, – это не сказалось значительно на российских моногородах. У большинства этих моногородов проблема более старая. Это не вопрос данного кризиса, это вопрос более чем двадцатилетней трансформации начала постсоветского периода. Те производства, которые не вписались в рынок, имеют большие проблемы. И эта история тянется долго, потому что в России они сразу не закрываются. Или часть закрывается, а часть остается в полуживом состоянии.

– И какая часть закрывается?

– На Дальнем Востоке их практически нет. На Урале, в Европейской части России обычный тренд не закрытия, а сокращения рабочей силы: было на предприятии 3–4 тысячи занятых, а осталось 200–300. Этот кризис немного ускорит этот процесс, но неявно.

– Как вы считаете, тенденция сжатия моногородов сохранится?

– Да, тенденция сохранится. Демографическая и экономическая. За исключением тех моногородов, которые работают в экспортных отраслях промышленности и которые принадлежат более устойчивым компаниям. Там идет демографическое сжатие, превышение в зарплатах снижается – они все ближе к среднерегиональным зарплатам, то есть преимущества снижаются. Но устойчивость этих предприятий более-менее сохраняется, потому что их рынок – большой, глобальный, они в составе крупных компаний. Но в то же время там также идет санация, оптимизация занятости. Ровно те же проблемы во всех других российских городах.

Эта тенденция сохранится. Вопрос: куда эти люди будут переходить. К сожалению, очень мало в малый бизнес, к сожалению, очень много – в неформальную экономику. Эта тенденция пока сохраняется для всей страны.

– Расскажите о лекции «Аналитический обзор ситуации в российских моногородах», которую вы прочитали в рамках обучающего модуля.

– Я им рассказывала, что происходит в стране и что конкретно происходит в целом моногородах. Как снижается их монопрофильность и что происходит конкретно в моногородах, представители которых на данный момент присутствовали на потоке. Мы разбирали комплекс барьеров, преимуществ развития, чтобы потом обучающиеся лучше могли прописывать свои проекты. Это называется «прочистка мозгов» или «сверка часов» – как они видят эту ситуацию и как ситуацию видят эксперты.

– Что происходит на данный момент в моногородах?

– Жизнь продолжается. Жизнь будет. Формы поменяются, размеры поменяются. Как нельзя моногорода отселить, никаких денег не хватит, потому что часть людей все равно не уедет, так нельзя моногорода и убить. Они будут жить дальше. Они будут переформатироваться. Это во многом эволюционный процесс. Функция государства – как-то ему помочь. Вернее, даже не процессу, а людям, оказавшимся в этом процессе. И насколько государство будет умно это делать, при том, что ресурсов мало, их никогда не хватит. Дело государства – хоть немного позаботиться о людях.

– Как вы относитесь к самой образовательной программе обучения команд, управляющих проектами развития моногородов? Все-таки это элемент помощи со стороны государства.

– Во-первых, люди видят друг друга и понимают, что есть общность проблемы. Во-вторых, их вывезли в Москву и дали возможность послушать достаточно небесполезные лекции. В-третьих, эти люди вступили в диалог. И это был интерактив.

Мы спорили, в чем-то не соглашались. Это, в первую очередь, полезно, потому что коммуникации полезны. Это были интерактивные горизонтальные взаимодействия, которые улучшают управленческую культуру. Люди видели образец других взаимодействий, что, я надеюсь, поможет улучшению управленческой культуры. Это просто элемент модернизации. А то, что послезавтра, когда они вернутся в моногорода, все поправится, таких иллюзий ни у кого нет. Но управленческая культура может вырасти.